Дело №1. Определение суда апелляционной инстанции по указанному делу с участием Сысоева В. В.

Л И П Е Ц К И Й О Б Л А С Т Н О Й С У Д

Судья Чуносова О.А. Дело № 33-810/2016

Докладчик Степанова Н.Н.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

16 марта 2016 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

Председательствующего Игнатенковой Т.А.

Судей Степановой Н.Н., Михалевой О.В.

При секретаре Елисеевой А.В.

С участием прокурора Прониной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе истцов Вислоухова В.В., Бурыкиной О.Ф. и апелляционной жалобе ответчика ГУЗ «Областная детская больница» на решение Правобережного районного суда г.Липецка от 22 декабря 2015 года, которым постановлено:

«Взыскать с ГУЗ «Областная детская больница» в пользу Вислоухова В.В. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>.

Взыскать с ГУЗ «Областная детская больница» в пользу Бурыкиной О.Ф. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>

Взыскать с ГУЗ «Областная детская больница» в пользу Вислоухова В.В. судебные расходы в сумме <данные изъяты>

Заслушав доклад судьи Степановой Н.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вислоухов В.В., Бурыкина О.Ф. обратились с иском к ГУЗ «Областная детская больница» о взыскании компенсации морального вреда, в обоснование своих требований ссылаясь на то, что, находясь на стационарном лечении у ответчика с 21.11.2011г, 28.11.2011г. их сын Вислоухов <данные изъяты>.2011г.р., умер, ему выставлен диагноз полиорганная недостаточность, двусторонняя полисегментарная пневмония. Работниками ответчика не была в первые сутки поступления назначена рентгенография органов грудной клетки, которая позволила бы в ранние сроки выявить пневмонию и назначить необходимое лечение. Полагают, что работниками ответчика были допущены существенные дефекты оказания медицинской помощи, которые повлияли на течение патологического процесса в организме их сына, повлекшее развитие осложнений и летальный исход. В связи со смертью сына они понесли невосполнимую утрату, переживают сильные нравственные страдания, других детей у них нет, после указанных событий у них сильно ухудшилось состояние здоровья. После уточнения исковых требований просили взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> в пользу каждого из истцов.

В судебном заседании истец Вислоухов В.В. исковые требования поддержал, просил также взыскать с ответчика в его пользу понесенные судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме <данные изъяты>

Представитель истца по ходатайству Сысоев В.В. исковые требования поддержал, указав, что утрата истцами сына произошла по вине медицинских работников Липецкой областной детской больницы, которыми было допущено много серьезных нарушений, приведших к неблагоприятному исходу заболевания ребенка. Несвоевременная диагностика пневмонии, несвоевременное назначение антибактериальной терапии привели к тому, что вслед за пневмонией у ребенка развилась патология со стороны других систем организма, возникла полиорганная недостаточность, которая в итоге явилась причиной смерти ребенка.

Истица Бурыкина О.Ф. в судебное заседание не явилась, ранее поддержала доводы искового заявления.

Представители ответчика ГУЗ «Областная детская больница» по доверенности Фатеева Н.С., Масленина Л.Г. иск не признали, пояснив, что оказание медицинской помощи проводилось в ГУЗ «Областная детская больница» в соответствии с действующими на момент смерти ребенка стандартами и клиническими рекомендациями. Все необходимые меры по обследованию и лечению ребенка были проведены в полном объеме, помощь была своевременной и квалифицированной. В действиях работников ГУЗ «Областная детская больница» отсутствует вина. «…»

Представитель третьего лица Управления здравоохранения Липецкой области по доверенности Васильева Н.В. полагала иск не подлежащим удовлетворению, пояснив, что лечение, которое было проведено врачами ответчика, соответствует всем действующим Стандартам и Правилам.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционной жалобе ответчик просит отменить решение суда, ссылаясь на несоответствие выводов суда действительным обстоятельствам дела, неверную оценку имеющихся доказательств, в том числе заключения судебной экспертизы.

В апелляционной жалобе истцы просят изменить решение суда в части определения размера компенсации морального вреда и судебных расходов на оплату услуг представителя, удовлетворив их требования в полном объеме.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Вислоухов В.В. доводы апелляционной жалобы поддержал, возражал против удовлетворения жалобы ответчика.

Представители ответчика ГУЗ «Областная детская больница» по доверенности Фатеева Н.С., Масленина Л.Г. возражали против удовлетворения апелляционной жалобы истцов, ссылаясь на отсутствие оснований для увеличения размера компенсации морального вреда. Поддержали доводы своей апелляционной жалобы, полагая, что лечение работниками ответчика было оказано своевременно и в полном объеме.

Представитель третьего лица Управления здравоохранения Липецкой области по доверенности Васильева Н.В. поддержала апелляционную жалобу ответчика, полагая жалобу истцов не подлежащей удовлетворению.

Иные участники процесса в суд апелляционной инстанции не явились, о дате судебного заседания извещены надлежащим образом.

Выслушав объяснения сторон и их представителей, изучив доводы апелляционных жалоб сторон и письменных возражений на них, исследовав материалы дела, выслушав заключение прокурора, полагавшего решение суда оставлению без изменения, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 98 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинские организации, медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена ответственность юридического лица за вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Из материалов дела следует, что сын истцов Вислоухов <данные изъяты>.2001г.р., с 17.10.2011г. по 27.10.2011г. находился на амбулаторном лечении в ГУЗ «Тербунская ЦРБ» по поводу ОРВИ средней степени тяжести, афтозного стоматита. Течение данного заболевания закончилось выздоровлением.

16.11.2011г. истица с ребенком обратилась на прием к участковому педиатру с жалобами на повышение температуры до 38 °С, редкий кашель сухого характера, насморк. 21.11.2011г. при явке на прием к участковому педиатру ребенку был выставлен диагноз «ОРВИ остаточные явления. Анемия неясной этиологии, тяжелое течение».

Санитарным транспортом ЦРБ ребенок был госпитализирован в ЛОДКБ г. Липецка.

Находясь на лечении в ГУЗ «Областная детская больница», 22.11.2011г Вислоухов <данные изъяты> в связи с ухудшением состояния, в тяжелом состоянии с диагнозом железодефицитная анемия был переведен в ОРИТ по договоренности с дежурным реаниматологом.

23.11.2011г. по результатам рентгенографии грудной клетки ему установлена полисегментарная пневмония справа, назначен перечень антибактериальной терапии.

С 24.11.2011г. зафиксировано ухудшение, состояние тяжелое, отечность, слабость, кашель; 25.11.2011 года в лечение добавлен второй антибиотик; 26.11.2011г. рвота с кровью и желчью, ребенок не встает, не ходит, в связи с тяжестью состояния переведен в реанимационное отделение.

27.11.2011г. рентген ОГК показал двустороннюю полисегментарную пневмонию, РДСВ, появилась легочное кровотечение, переведен на ИВС.

28.11.2011г. наступила смерть Вислоухова <данные изъяты>

Диагноз заключительный клинический:2-сторонняя полисегментарная пневмония, тяжёлая, внебольничная. Осложнения основного диагноза: РДС взрослого типа, лёгочное кровотечение. Фоновое заболевание: ХПН II в стадии субкомпенсации. Анемия токсемия.

Причины смерти: а). Полиорганная недостаточность, б) лёгочное кровотечение, геморрагический шок, в) двусторонняя полисегментарная внебольничная пневмония.

Согласно протоколу разбора случая смерти ребенка Вислоухова <данные изъяты>., проведенного Управлением здравоохранения Липецкой области с привлечением областных специалистов, выявлены нарушения по оформлению медицинской документации, порядкам ведения пациента, в том числе указано, что рентгенодиагностическое исследование проведено только на третий день от момента госпитализации.

Согласно выводам заключения посмертной комплексной судебно-медицинской экспертизы, проведенной ОБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Комитета здравоохранения Курской области № 32/2 от 09.12.2015г., при оказании медицинской помощи Вислоухову <данные изъяты> врачами Липецкой ОДКБ с момента его поступления 21.11.2011г. до момента смерти 28.11.2011г. были допущены следующие дефекты:

а) диагностические: не диагностировано основное заболевание (пневмония), обуславливающее тяжесть состояния Вислоухова <данные изъяты> Врачами не учтен анамнез заболевания при поступлении, недооценена тяжесть состояния ребенка, не учтены в полной мере клинические проявления заболевания и патологические лабораторные изменения при поступлении и в последующие дни пребывания в стационаре;

б) тактические (организационные): позднее проведение рентгенографии легких (проведена только на 3-и сутки пребывания ребенка в стационаре), что привело к более позднему назначению антибактериальной терапии, способствовал прогредиентному течению пневмонии, развитию жизнеугрожающих состояний (острая почечная недостаточность, синдром диссеминированного сосудистого свертывания, легочное кровотечение, геморрагический шок, полиорганная недостаточность);

в) лечебные: позднее назначение антибактериальной терапии (только лишь с 3-х суток пребывания в стационаре). Кроме этого, лечение проведено без учета тяжести состояния, нарастающей острой почечной недостаточности, начальных признаков ДВС-синдрома. Так, учитывая, что у ребёнка в течение 7 дней сохраняется стойкое повышение температуры до 39С, необходимо было проведение рентгенографии лёгких в 1-е сутки поступления, что позволило бы на ранних сроках выявить пневмонию, которая на момент проведения рентгенографии органов грудной клетки 23.11.11. являлась правосторонней полисегментарной.

При оказании медицинской помощи Вислоухову <данные изъяты> врачам Липецкой ОДКБ необходимо было руководствоваться Стандартом оказания медицинской помощи больным с пневмонией, вызванной Streptococcus pneumonia; пневмонией, вызванной Haemofilus influenza (палочкой Афанасьева-Пфейфера); бактериальной пневмонией, неклассифицированной в других рубриках; пневмонией, вызванной другими инфекционными возбудителями, неклассифицированной в других рубрик пневмонией без уточнения возбудителя; абсцессом легкого с пневмонией (при оказании специализированной помощи), утвержденным приказом М3 и СР РФ №4 от 08.06.2007г. Требования этого стандарта врачами Липецкой ЦРБ не выполнены.

«…» Выводы экспертов мотивированы, сделаны на основании подробного исследования всех материалов дела, медицинской документации (медицинской карты Вислоухова <данные изъяты> в ГУЗ «Областная детская больница», медицинской карты поликлиники), протокола патологоанатомического исследования, лабораторных данных, а также изучения заключения экспертов от 20.11.2013г., с применением специальных методических рекомендаций. Эксперты имеют высшее медицинское образование, сертификаты специалиста, высшие квалификационные категории и экспертный стаж работы свыше 14 лет (14 лет, 15 лет, 27 лет и 37 лет), предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ.

Оснований сомневаться в компетенции экспертов экспертной комиссии, а также в объективности и действительности выводов экспертного заключения, у судебной коллегии не имеется. Равным образом не усматривает судебная коллегия и каких-либо противоречий в выводах на поставленные судом перед экспертами вопросы.

«…»

Довод жалобы ответчика о том, что причиной столь тяжелого клинического течения пневмонии оказалось наличие у Вислоухова <данные изъяты> патологического фона (наличие у него латентно протекающей хронической патологии почек и тяжелой анемии, причину которой установить не представилось возможным), выводов заключения судебной экспертизы не опровергает, поскольку экспертами при производстве экспертизы была учтена вся медицинская документация, свидетельствующая о состоянии здоровья ребенка как до, так и после его госпитализации в ГУЗ «Областная детская больница», а, следовательно, все медицинские и биологические факторы, влияющие на исход заболевания ребенка.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу, что при оказании Вислоухову <данные изъяты> медицинской помощи в ГУЗ «Областная детская больница» сотрудниками ответчика был допущен ряд диагностических, тактических и лечебных недостатков, которые находятся во взаимосвязи с тяжестью течения его заболевания, развитием осложнений и в конечном итоге его смертью.

При определении размера компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> в пользу каждого из истцов, суд правомерно исходил из степени нравственных и физических страданий, которые безусловно причинены им смертью сына, а также степени вины ответчика, носящей косвенный (опосредованный) характер.

Определенная судом сумма компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности и справедливости при конкретных обстоятельствах дела, оснований для ее увеличения судебная коллегия не усматривает.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу истца Вислоухова В.В. судебных расходов, понесенных им на оплату услуг представителя, суд первой инстанции, с учетом требований ст.ст.98,100 ГПК РФ, верно исходил из объема проделанной представителем истца работы (юридические консультации, написание искового заявления, ходатайств, участие в судебном заседании), обоснованно определив ко взысканию с ГУЗ «Областная детская больница» судебные расходы на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты>, что соответствует принципам разумности и справедливости.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционных жалоб не усматривается.

Руководствуясь ст.328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Правобережного районного суда г. Липецка от 22 декабря 2015 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы истцов Вислоухова В.В., Бурыкиной О.Ф., ответчика ГУЗ «Областная детская больница» – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Дело №1. Определение суда апелляционной инстанции по указанному делу с участием Сысоева В. В.: 1 комментарий

Комментарии запрещены.