Дело №5. Определение суда апелляционной инстанции

В О Р О Н Е Ж С К И Й О Б Л А С Т Н О Й С У Д

Дело № 33-5747

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
27 октября 2015 года судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:

председательствующего Авдеевой С.Н.,

судей Трофимовой М.В., Шабановой О.Н.,

при секретаре Мурашко А.А.,

с участием прокурора Б.И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Авдеевой С.Н.

гражданское дело по иску А. И.В., А. П.В., действующего в интересах несовершеннолетнего А. А.П., к БУЗ ВО «Воронежская областная клиническая больница №1», БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5», Воронежскому областному клиническому консультативно-диагностическому центру о взыскании компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе А. И.В. и А. П.В., апелляционному представлению прокурора Коминтерновского района г.Воронежа

на решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа

от 04 июня 2015 года

(судья райсуда Ивакина Л.И.),

У С Т А Н О В И Л А:

А. И.В. и А. П.В., действующий в интересах малолетнего сына А. А.,.. года рождения, изначально обратились в суд с иском к Бюджетному учреждению здравоохранения Воронежской области «Воронежская областная клиническая больница №1», Бюджетному учреждению здравоохранения Воронежской области «Воронежская городская больница №5» (женская консультация), Воронежскому областному клиническому консультативно-диагностическому центру, Департаменту здравоохранения Воронежской области о компенсации морального вреда, причиненного вследствие ненадлежащего оказания медицинской помощи.

В обоснование заявленных требований указали, что в связи с оказанием ответчиками в период беременности А. И.В. ненадлежащей медицинской помощи у истцов родился ребенок с тяжелой стадией гемолитической болезни новорожденных (далее-ГБН). В БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» (женская консультация), где А. И.В. состояла на учёте до 30 недель беременности, был установлен разный резус-фактор крови у нее с мужем, однако необходимая специфическая профилактика резус-конфликта иммуноглобулином не была проведена. 13.10.2011г. в Воронежском областном клиническом консультативно-диагностическом центре (ВОКДЦ) А. И.В. на 14-ой неделе беременности была проведена инвазивная диагностика плода – хорионбиопсия, после которой врач не предупредил ее о необходимости введения иммуноглобулина. В то время как проведение вакцинации могло бы уменьшить степень тяжести течения болезни новорожденного ребенка, сократить время его заболевания, уменьшить физические и нравственные страдания.

Также А. И.В. указала на наличие дефектов медицинской помощи во время ее наблюдения с 30 недель беременности в БУЗ ВО «Воронежская областная клиническая больница №1», где также возможно было провести специфическую вакцинацию, однако этого сделано не было. На 35 неделе беременности ей было произведено экстренное кесарево сечение. В результате действий ответчиков ей были причинены физические и нравственные страдания, связанные с прерыванием беременности вследствие развития у плода гемолитической болезни, с перенесенным стрессом из-за преждевременных родов и в результате рождения ребенка с тяжелым заболеванием, долгим нахождением ребенка на лечении. Также были причинены физические и нравственные страдания самому ребенку в связи с возникшим у него заболеванием (ГБН) и длительным лечением.

С учетом уточненных исковых требований истцы просили взыскать в пользу Алферовой И.В. компенсацию морального вреда с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» в размере.. руб., с БУЗ ВО «Воронежская областная клиническая больница №1» и Воронежского областного клинического консультативно-диагностического центра в размере.. руб. в равных долях по.. руб. с каждого; в пользу А. П.В. в интересах несовершеннолетнего А. А.П. компенсацию морального вреда с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» в размере.. руб., с БУЗ ВО «Воронежская областная клиническая больница №1» и Воронежского областного клинического консультативно-диагностического центра.. руб. в равных долях по.. руб. с каждого (т.3 л.д. 243-245).

В ходе рассмотрения дела от изначально заявленных требований к Департаменту здравоохранения Воронежской области о предоставлении квоты на ведение беременности и родоразрешения А. И.В. в специализированном перинатальном центре по профилю иммунноконфликтных беременностей истцы отказались (т.2 л.д. 219-220, 223, 224).

Определением Коминтерновского районного суда г.Воронежа от 13.10.2014г. производство по делу в данной части было прекращено, Департамент здравоохранения Воронежской области был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица (т.2 л.д.250-251).

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 04 июня 2015 года исковые требования удовлетворены частично, с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» в пользу А. И.В. взыскана компенсация морального вреда в размере.. руб., в пользу А. А.П. взыскана компенсация морального вреда в размере.. руб.; в удовлетворении остальных требований отказано. Этим же решением с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» взысканы судебные издержки по оплате комплексной судебно-медицинской экспертизы в пользу БУЗ ВО «Воронежское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» в размере.. руб. (т.4 л.д.7, 8-27).

В апелляционной жалобе А. И.В. и А. П.В. ставится вопрос об отмене решения суда как незаконного в части определения судом размеров компенсации морального вреда. При этом заявители указывают на то, что суд не учел при определении размера компенсации морального вреда степень вины нарушителя, физические и нравственные страдания ребенка, полученные при рождении, у которого развилась сильная интоксикация продуктами распада крови (билирубином), а в последующем сильная анемия, в связи с чем ему проводилось переливание крови и другие медицинские манипуляции, в период чего ребенок был разлучен с матерью. Заявители просят принять по делу новое решение, которым взыскать с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» компенсацию морального вреда в пользу А. И.В. в размере.. руб., в пользу А. А.–.. руб. (т.4 л.д.36-38).

В апелляционном представлении прокурора Коминтерновского района г. Воронежа ставится вопрос об отмене решения суда в полном объеме как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, принятии по делу нового решения об отказе в иске. В качестве основания для отмены решения указывается на недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела, поскольку представленные в дело доказательства не подтверждают наличие прямой причинно-следственной связи между качеством оказания медицинской помощи и наступлением последствий, в результате которых мог быть причинен моральный вред истцам (т.4 л.д. 43-45).

В письменном возражении на апелляционную жалобу БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» просит оставить ее без удовлетворения, полагая решение законным и обоснованным (т.4 л.д.48-50).

Не явившиеся в судебное заседание лица, участвующие в деле, надлежаще извещены о времени и месте рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции, о причинах неявки суд не известили. Судебная коллегия в порядке ч.3 ст.167 ГПК РФ посчитала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Прокурор Воронежской областной прокуратуры Бисерова И.В. до вынесения судом апелляционного определения представила в суд апелляционной инстанции письменный отказ прокурора Коминтерновского района г.Воронежа от апелляционного представления.

В силу ст.326 ГПК РФ лицо, подавшее апелляционную жалобу, представление вправе отказаться от апелляционной жалобы, представления в письменной форме путем подачи заявления в суд апелляционной инстанции. Отказ от апелляционной жалобы, представления допускается до вынесения судом апелляционного определения. О принятии отказа от апелляционной жалобы, представления суд апелляционной инстанции выносит определение, которым прекращает производство по соответствующей апелляционной жалобе, представлению.

Обсудив поступившее заявление прокурора, судебная коллегия считает необходимым в связи с отказом от апелляционного представления и его принятием прекратить апелляционное производство по представлению прокурора Коминтерновского района г.Воронеж, продолжив рассмотрение апелляционной жалобы А. П.В. и А. И.В.

Проверив материалы дела, заслушав истцов А. П.В. и А. И.В., поддержавших жалобу, заслушав представителя БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5» по доверенности Т.В.А., возражавшего против удовлетворения доводов жалобы, заслушав заключение прокурора Воронежской областной прокуратуры Б.И.В., полагавшей решение законным и обоснованным, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части (ч.2 ст.327.1 ГПК РФ).

В данном случае решение обжалуется истцами в части размера компенсации морального вреда, взысканного с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5».

Отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации, регулируются Федеральным законом от 21.11.2011г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Данным Законом определено (ст.2), что охрана здоровья граждан – система мер политического, экономического, правового, социального, научного, медицинского, в том числе санитарно-противоэпидемического (профилактического), характера, осуществляемых органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, их должностными лицами и иными лицами, гражданами в целях профилактики заболеваний, сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней активной жизни, предоставления ему медицинской помощи (п.3); медицинская помощь – комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг (п.3); качество медицинской помощи – совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата (п.21).

Одним из основных принципов охраны здоровья является соблюдение прав граждан и обеспечение связанных с этим правами государственных гарантий; доступность и качество медицинской помощи; ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц организаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья (ст.4).

Согласно ст.37 данного Закона медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи.

В соответствии со ст.73 данного Закона медицинские работники и фармацевтические работники осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, руководствуясь принципами медицинской этики и деонтологии. Медицинские работники обязаны оказывать медицинскую помощь в соответствии со своей квалификацией, должностными инструкциями, служебными и должностными обязанностями.

Из приведенных норм закона следует, что врач, оказывающий медицинскую помощь пациенту, обязан правильно провести диагностику, лечение и принять необходимые меры для минимизации наступления неблагоприятных последствий.

Согласно ст.98 данного Закона медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Истцы обосновали свои требования тем, что медицинскими работниками в период беременности А. И.В. была оказана ненадлежащая медицинская помощь, вследствие чего был причинен вред здоровью новорожденного ребенка и самой истицы.

В ходе судебного разбирательства в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела, судом была назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза, производство которой было поручено БУЗ ВО «Воронежское областное бюро судебно-медицинской экспертизы».

Согласно экспертному заключению №.. от 28.04.2015г., первоначальной и основной причиной патологического течения беременности, патологии плода и заболевания новорожденного, определявшей тяжесть их состояния, является изосерологическая несовместимость крови матери и крови плода по резус-фактору крови.

Специфическая профилактика резус-конфликта при изосерологической несовместимости крови матери и плода по резус-фактору, которая была необходима беременной А. И.В., предусматривает введение анти-резус иммуноглобулина до развития резус-конфликта. Роль медицинской помощи, при условии оказания ее надлежащим образом, должна была заключаться в препятствовании развитию осложнения основной патологии (резус-конфликта), либо уменьшении степени его проявлений. Однако, в результате допущенного недостатка, указанная роль медицинской помощи не была реализована.

Экспертами сделан вывод, что использование специфической профилактики резус-конфликта при лечении А. И.В. с наибольшей вероятностью могло бы уменьшить риск развития резус-конфликта, а при его развитии снизить его выраженность и степень осложнения в виде гемолитической болезни плода. Недостатком медицинской помощи, оказанной беременной А. И.В. за период ее наблюдения в лечебных учреждениях, является отсутствие профилактики развития резус-конфликта (введение иммуноглобулина анти-резус в сроке 10- 12, 24-25 и 28 недель беременности), которая, согласно действующему на тот период времени нормативному документу (Приказ Минздрава РФ «О совершенствовании акушерско-гинекологической помощи в амбулаторно-поликлинических учреждениях» от 10.02.2003 г. №50) была необходима в связи с диагностированной изосерологической несовместимостью крови матери и плода по резус-фактору крови (т.4 л.д. 220-230).

С учетом обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства, суд обоснованно пришел к выводу об оказании ненадлежащей медицинской помощи А. И.В. медицинскими работниками БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5», в которой она наблюдалась до 30 недель беременности, и в которой не были предприняты необходимые меры профилактики развития резус-конфликта, а именно не было произведено введение иммуноглобулина анти-резус в сроке 10- 12, 24-25 и 28 недель беременности, что, как следствие, привело к патологическому течению беременности, патологии плода и заболеванию новорожденного. В связи с чем суд верно признал, что А. И.В. и ребенку А. А. был причинен моральный вред, который должен быть ответчиком компенсирован.

В соответствии со ст.151 Гражданского кодекса РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен учитывать также степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Статьей 1101 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, с учетом установленного факта некачественного оказания медицинской помощи, суд пришел к выводу об удовлетворении указанных требований в размере.. руб. в пользу А. И.В. и в таком же размере в пользу ребенка.

Судебная коллегия считает, что определяя размер компенсации морального вреда, суд не в полной мере принял во внимание характер причиненных истице и ребенку физических и нравственных страданий, их продолжительность, а также требования разумности и справедливости.

С учетом фактических обстоятельства дела, судебная коллегия находит разумным и справедливым увеличить размер компенсации морального вреда, взыскиваемого с БУЗ ВО «Воронежская городская больница №5», в пользу А. И.В. — до.. руб., в пользу А. А. – до.. руб.

При этом судебная коллегия исходит из того, что право на охрану здоровья и медицинскую помощь является одним из основных конституционных прав граждан (ст.41 Конституции Российской Федерации).

В гражданском законодательстве жизнь и здоровье рассматриваются как неотчуждаемые и непередаваемые иным способом материальные блага, принадлежащие гражданину от рождения.

Дефект оказания медицинской помощи А. И.В. привел к неблагоприятным для нее последствиям, которые заключались не только в нравственных страданиях и переживаниях за здоровье ребенка, как правильно указал суд, но были связаны и с необходимостью преждевременного срочного родоразрешения истицы оперативным методом – кесаревым сечением, что причинило дополнительные нравственные и физические страдания.

В связи с недоношенностью и наличием гемолитической болезни новорожденного средней степени тяжести ребенок был переведен для дальнейшего лечения в отделение реанимации и интенсивной терапии, был разлучен с матерью.

Заслуживают внимания и доводы апелляционной жалобы о том, что ребенок нес физические страдания в связи с интоксикацией организма продуктами распада крови (билирубином), в связи с необходимостью заменного переливания крови, в связи с развитием осложнения ГБН в виде анемии.

Вместе с тем, определяя размер компенсации морального вреда, судебная коллегия также учитывает, что ребенку было проведено необходимое лечение и каких-либо неблагоприятных последствий для здоровья ребенка в последующем не наступило.

Как указано в экспертном заключении, на момент проведения экспертизы при обследовании ребенка А. А. какой-либо неврологической симптоматики, свидетельствующей об органическом поражении нервной системы в прошлом, выявлено не было, что также подтверждает отсутствие значимого токсического воздействия на нервную систему в период гемолитической болезни (т.3 л.д.227).

При таких обстоятельствах сумму компенсации морального вреда в пользу А. А. в .. руб., как просят истцы, судебная коллегия находит завышенной и считает возможным определить ее в.. руб.

На основании изложенного, обжалуемое решение подлежит изменению в части определения размера компенсации морального вреда.

Поскольку остальными лицами и в остальной части решение не обжалуется, то проверке в апелляционном порядке не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 326327.1328330 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Принять отказ прокурора Коминтерновского района г.Воронежа от апелляционного представления, апелляционное производство по апелляционному представлению прокурора прекратить.

Решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 04 июня 2015 года изменить в части размера компенсации морального вреда А. И.В., указав вместо суммы «.. (.. руб.)» сумму «.. (..) рублей», и в части размера компенсации морального вреда А. А.П., указав вместо суммы «.. рублей (.. руб.)» сумму «.. (..) рублей».

В остальной части решение оставить без изменения.

Председательствующий

Судьи коллегии

Один комментарий к “Дело №5. Определение суда апелляционной инстанции”

Обсуждение закрыто.